Понедельник, 17.06.2019, 07:33

Приветствую Вас Бродяга | RSS
Александр Разорвин на сервере Проза.руАлександр Разорвин на сервере Стихи.ру

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
В мире [3]
Обо всём
В России [7]
О событиях в Российской федерации
Новости культуры и искуства [19]
Тут новости о культуре и искустве, то бишь о музыке, литературе, кино и т. д.
Новости медицины [6]
Происшествия [1]
Новости сайта [143]

Поиск

Календарь
«  Июнь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Погода

Мини-чат
500

- Я должен уйти, - сказал Гарри. Десять пар удивленных глаз разом на него посмотрели. 

- Не глупи Гарри, - возразила миссис Уизли. – О чем ты говоришь?

- Я не могу здесь оставаться. Он потер свой лоб, он опять болел, гораздо сильнее, чем за многие годы. - Вы все в опасности, пока я здесь. Я не хочу…

- Не глупи! – воскликнула миссис Уизли. – Весь смысл сегодняшней ночи состоял в том, чтобы доставить тебя в безопасное место, и, слава Богу, все получилось. И Флер согласилась на свадьбу здесь, а не во Франции, так что мы все могли остаться здесь приглядывать за тобой. Она ничего не может понять. Она заставляет Гарри себя чувствовать хуже, а не лучше.

- Если Волдеморт узнает, что я здесь…

- Как он узнает? – спросила миссис Уизли.

- Сейчас есть множество мест, где ты можешь быть в безопасности, Гарри, - подтвердил мистер Уизли. – И он не узнает где ты именно. 

- Я не за себя боюсь! – воскликнул Гарри.

- Мы знаем, - быстро ответил мистер Уизли. – Но все, что происходило сегодня не будет иметь никакого смысла, если ты уйдешь.

- Ты это… никуда не пойдешь, - прогремел Хагрид. – После всего, через что мы прошли, Гарри?

- Эй, да, а как же мое кровоточащее ухо? – сказал Джордж, поднимаясь на диване.

- Я знаю…

- Грозный Глаз бы не хотел…

- Я ЗНАЮ! - закричал Гарри.

Он чувствовал себя проигравшим и униженным: разве они думают, что он не понимает, что они сделали ради него, разве они не понимают, что это единственная причина, по которой он хочет уйти сейчас, пока не причинил им еще больший вред? Шрам Гарри продолжал болеть и пульсировать, эта тишина была длинной и щемящей, и наконец, была нарушена миссис Уизли: 
- Где Хедвиг, Гарри? - внезапно спросила она. – Мы можем посадить ее вместе с Пигвидгионом и покормить.  
Его внутренности сжались в кулак. Он не мог сказать ей правду. Он выпил остаток виски, чтобы уйти от ответа. 
- Подожди пока, это пройдет… э… ты сделал это снова, Гарри, - сказал Хагрид. – Спасся от него, сразился с ним когда он был над тобой... э! 
- Это не я, - категорично ответил Гарри. – Это моя палочка. Моя палочка действовала сама по себе. 
Немного помолчав, Гермиона вежливо заметила: 
- Но это же невозможно, Гарри. Ты хочешь сказать, что создал магию без своего вмешательства. Это противоестественно. 
- Нет, - сказал Гарри. – Мотоцикл падал. Я не мог увидеть, где находится Волдеморт, но моя палочка дернулась и сама заколдовала его, я даже не знаю каким заклятием. Я никогда не колдовал золотыми искрами. 
- Это постоянно случается, - заметил мистер Уизли, - когда ты находишься в стрессовой ситуации, ты можешь воспроизводить магию, о которой раньше и мечтать не мог. Маленькие дети всегда так делают. Пока чему-то не научатся… 
 - Это не так, - тяжело сказал Гарри. Его шрам разрывался. Он был зол и подавлен. Его нервировала мысль о том, что они думают, будто у него есть скрытая сила способная победить Волдеморта. 
Никто не ответил. Он знал, что они ему не поверили. И сейчас, когда он об этом подумал, он и сам вспомнил, что с его волшебной палочкой такого никогда не происходило. Шрам болел все сильнее, будто горел огнем. Гарри еле сдерживался, чтобы не закричать от боли. Ему нужно было вдохнуть свежий воздух, он поставил стакан и вышел из комнаты. 
Он вышел в темноту сада и увидел огромного тестрала, разгуливающего неподалеку и расправляющего свои громадные крылья. Гарри остановился посреди сада, потер горящий лоб и подумал о Дамблдоре. Дамблдор бы поверил ему, он это знал. Дамблдор знал почему и как волшебная палочка Гарри может действовать независимо от владельца, потому что у Дамблдора всегда были ответы на все вопросы. Он знал о волшебных палочках, мог рассказать о непонятной связи палочек Гарри и Волдеморта… Но Дамблдора, как и Грозного Глаза, как Сириуса, как его родителей, как его бедной совы уже нет, и он никогда не сможет поговорить с ними снова… Он почувствовал жжение в горле, которое никак не было связано с огненным виски…  
А потом, неясно почему, боль в шраме достигла апогея. Когда Гарри потёр лоб и закрыл глаза, в его голове раздался голос. «Ты сказал, что проблема исчезнет, если я буду использовать другую палочку!» И в его голове материализовался старый мужчина, лежащий на тряпках на каменном полу, его крик, ужасный, раздирающий крик, это был крик невыносимой агонии... 
- Нет! Нет! Я прошу, я прошу… 
- Ты солгал Лорду Волдеморту, Олливандер! 
- Я не… Я клянусь, я не… 
- Ты намеревался помочь Поттеру, помочь спастись от меня! 
- Я клянусь, я не… Я был уверен, что другая палочка поможет… 
- Тогда объясни, как это получилось. Палочка Люциуса уничтожена! 
- Я не могу понять… Связь поддерживалась… лишь… между вашими двумя палочками! 
- Ложь! 
- Пожалуйста… Я прошу вас… 
 И Гарри увидел как белая рука поднимает свою палочку. Он почувствовал гнев Волдеморта, увидел, что слабый старик на полу корчится в муках... 
- Гарри? 
Это прошло так же быстро, как и началось: Гарри стоял в темноте, его била дрожь, его сердце выскакивало, а шрам до сих пор пульсировал. Всего несколько мгновений назад он осознал, что Рон и Гермиона стоят рядом с ним. 
- Гарри, пойдем в дом, - прошептала Гермиона. – Ты уже не думаешь о том, чтобы уйти? 
- Да, ты должен остаться здесь, приятель, - сказал Рон, подталкивая Гарри в спину. 
- Ты в порядке? – спросила Гермиона, вглядываясь в лицо Гарри. – Ты ужасно выглядишь! 
- Ну, - с дрожью в голосе заметил Гарри, - я вероятно, выгляжу лучше, чем Олливандер…  
Когда он рассказал им о том, что он видел, Рон выглядел испуганным, а Гермиона взволнованной. 
- Но я думала, что это прекратилось! Твой шрам не должен на это реагировать! Ты не должен позволить этой связи опять открыться… Дамблдор хотел, чтобы ты прятал свой разум! 
Когда он ничего не ответил, Гермиона схватила его за руку. 
- Гарри, он захватил все Министерство, газеты и половину Волшебного мира! Не позволяй ему овладеть и твоей головой!

Глава 6. Упырь в пижаме.

Все тосковали по Грозному Глазу. Как и остальные члены ордена, Гарри всё ещё ждал стука протеза, который раздастся, когда Грюм пройдет через заднюю дверь. Гарри чувствовал, что бездействие только усиливало чувство вины и печаль. Он хотел как можно скорее найти и уничтожить все Крестражи.

— Ну, ты ничего не поделаешь с — Рон понизил голос — «Крестражами», пока тебе не исполнилось семнадцать. Тебя всё ещё ищут. Но ведь мы можем планировать здесь, да? Или, — он опустил голос до шёпота, — ты уже догадываешься, где сам-знаешь-что может быть?

— Нет, — ответил Гарри.

— Я думаю Гермиона проводила какие-то исследования, — сказал Рон. — Она сказала что оставит это до того как ты приедешь.

Они сидели за обеденным столом, Мистер Уизли и Билл ушли на работу. Миссис Уизли ушла наверх разбудить Гермиону и Джинни, а Флер пошла принять ванну.

— Я уже замёл все следы, — сказал Гарри — поэтому мне здесь остаться надо только на четыре дня. Потом я смогу…

— Пять дней, — твёрдо перебил его Рон. — Мы должны остаться на свадьбу, они убьют нас если мы её пропустим.

Гарри понял, что «они» означало Флер и Миссис Уизли.

— Это всего лишь ещё один день,- сказал Рон увидев недовольный взгляд Гарри.

— Они представляют себе как это важно?

— Конечно не представляют, — сказал Рон. — Они не имеют не малейшего представления, и так как ты об этом упомянул, я хотел с тобой поговорить.

Рон бросил взгляд на дверь, чтобы проверить не вернулась ли Миссис Уизли, и придвинулся ближе к Гарри.

— Мама пыталась вытянуть хоть какие-нибудь сведения от нас с Гермионой, и она будет расспрашивать тебя следующим, так что будь готов. Папа и Люпин тоже пытались, но когда они услышали от нас, что Дамблдор запретил тебе говорить кому-либо кроме нас, они успокоились. Все кроме Мамы, это точно.

Предсказания Рона сбылись спустя несколько часов: прямо перед обедом Миссис Уизли подозвала Гарри, попросив его опознать одинокий мужской носок, который мог выпасть из его рюкзака. Как только она осталась с ним в буфетной, допрос начался:

— Рон и Гермиона думают, что ваша троица может игнорировать Хогвартс? — Начала она легко и непринужденно.

— А…- сказал Гарри — Ну да, мы можем.

— Могу я спросить, почему ты отказываешься от своего обучения? — спросила Миссис Уизли

— Ну, Дамблдор поручил мне… задания… — пробормотал Гарри. — Рон и Гермиона знают об этом, и тоже хотят поехать.

— Какие задания?

— Извините, я не могу…

— Ну, откровенно говоря я думаю, что Артур и я имеем право знать и, я уверена, Мистер и Миссис Грейнджер согласятся со мной — сказала Миссис Уизли.

Гарри боялся атаки «переживающих родителей». Он заставил себя смотреть прямо в её глаза, заметив, что они имеют тот же самый оттенок коричневого, как у Джинни. Помогло мало.

— Дамблдор не хотел, чтобы кто-то ещё знал, Миссис Уизли. Простите, Рону и Гермионе не обязательно ехать, это их выбор.

— Я не считаю, что и тебе обязательно ехать. — Отрывисто произнесла Миссис Уизли. — Ты уже почти повзрослел, и не имеет значения, что поручил тебе Дамблдор. В конце концов, у него есть целый Орден! Я думаю, ты просто неправильно понял его, он просил что-то сделать, и ты подумал, что именно ты должен это сделать.

— Я всё правильно понял, — решительно сказал Гарри. — Это должен быть именно я.

Он вручил ей носок, раскрашенный в золотой камыш.

— И это не моё, я не болею за «Паддлмир».

— Ну конечно нет, — сказала Миссис Уизли понижая голос до повседневного тона. — Я должна была догадаться. — Ну, Гарри, поскольку ты всё равно здесь, не поможешь нам подготовиться к свадьбе Билла и Флер? Там ещё столько всего нужно сделать.

— Да-да, конечно, — сказал Гарри, немного обескураженный резкой сменой темы разговора.

— Как мило с твоей стороны, — ответила она и улыбнулась, выходя из буфетной.

С этого момента Миссис Уизли держала Гарри, Рона и Гермиону до такой степени занятыми подготовкой к свадьбе, что у них не оставалось времени обдумать их план.

Лучшим объяснением этому было то, что Миссис Уизли хотела отвлечь их ото всех мыслей о Грюме и от страхах их недавнего путешествия. После двух дней не прекращающихся чисток ножниц, помощи в подборе цветов, ленточек, очисток огорода от гномов, и помощи Миссис Уизли в приготовлении большой партии канапе, Гарри заподозрил другую причину: вся работа, которую она давала им, разделяла троицу по разным углам, и у Гарри не было шанса поговорить с ними наедине после первой ночи, когда Гарри рассказал им, что Волдеморт пытал Олливандера.

— Я думаю, Мама считает, что, если она сможет разделить вас, у нее получится отложить твой отъезд, — сказала Джинни вполголоса, пока они накрывали на стол перед обедом.

— И что она думает тогда изменится? — пробормотал Гарри. — Разве кто-то ещё может убить Волдеморта, пока она нас тут держит, заставляя работать? — произнес он машинально, и увидел, что Джинни побледнела.

— Так это правда? — спросила она. — Вот что ты хочешь сделать?

— Я…я просто пошутил, — попытался уклониться Гарри

Они посмотрели друг на друга, и Гарри заметил, что в выражении лица Джинни было что-то ещё, кроме удивления от услышанного. Внезапно Гарри осознал, что это был первый раз, когда они остались наедине после того как проводили часы в укромных местах Хогвартса. Он был уверен, что Джинни чувствует то же самое.

Скрип двери заставил их резко подпрыгнуть, затем Мистер Уизли, Кингсли и Билл вошли в комнату.

Они часто присоединялись к Ордену за обедом, потому что Нора заменила штаб квартиру на площади Гриммо, 12. Мистер Уизли настоял на этом после смерти Дамблдора, Хранителя секрета. Каждый человек, которому Дамблдор доверял, в свою очередь был Хранителем Секрета Площади Гриммо 12. И так как таких людей около двадцати, это сильно размывало власть заклятия. У Пожирателей Смерти было в двадцать раз больше возможностей вытянуть секрет из кого-то. Нельзя было ожидать что это будет длиться долго.

— Но сейчас-то Снейп уже выдал Пожирателям Смерти адрес, ведь так?

— Ну… Грозный Глаз поставил пару проклятий против Снейпа, если он ещё раз появится там. Мы надеемся, они будут достаточно сильными, чтобы держать его подальше оттуда и чтобы он прикусил язык, если попытается, хоть что-то сказать об этом месте, но мы точно не уверены в работоспособности этого заклятия. Было бы глупо всё ещё продолжать использовать дом на площади Гриммо как нашу штаб-квартиру, о безопасности там говорить сейчас не приходится.

Кухня была так переполнена этим вечером, что за столом было неудобно орудовать столовыми приборами. Для Гарри нашлось место возле Джинни, хотя то, что только что произошло между ними заставляло его жалеть, что они не разделены несколькими людьми. Он старался избежать прикосновения к ее руке, когда разрезал своего цыпленка.

— Никаких новостей насчёт Грозного Глаза? — Спросил Гарри Билла

— Ничего, — ответил Билл.

Они даже не могли нормально похоронить Грюма, потому что Билл и Люпин не нашли его тела. Почти невозможно было узнать, куда оно упало, в пылу битвы и в темноте ночи.

— «Ежедневный Пророк» не написал ни строчки о его смерти или о поиске его тела. — продолжил Билл. — Но это ничего не значит. Они теперь очень о многом молчат.

— И они всё ещё не созвали слушание насчёт использования магии несовершеннолетним, когда я сбежал от Пожирателей Смерти? — спросил Гарри Мистера Уизли. Мистер Уизли кивнул.

— Потому что они знали, что у меня не было выбора или потому что они не хотят, чтобы я сказал миру, что Волдеморт напал на меня?

— Я думаю второе. Скримджеор не хочет признать, что Сам-Знаешь-Кто могущественен как никогда, и не верит в массовый побег из Азкабана.

— Да конечно, зачем говорить всем правду? — сказал Гарри, судорожно сжимая нож.

— И никто в Министерстве не пойдёт против него? — сердито спросил Рон.

— Рон, люди напуганы — ответил Мистер Уизли. — Напуганы тем, что они могут быть следующими пропавшими, или их дети подвергнутся атаке! Ходят отвратительные слухи. Я, например, не верю, что преподавательница Истории Магглов ушла в отставку. Её не видели уже недели. Тем временем Скримджеор запирается в офисе на целый день, и я всего лишь надеюсь, что он работает над планом.

Мистер Уизли прервался, чтобы очистить и высушить тарелки магией.

— Мы должны решить, как мы тебя будем одевать Гарри, — сказала Флер — Для свадьбы, — добавила она, заметив замешательство Гарри. — Конечно, никто из наших гостей не будет Пожирателем Смерти, но нельзя гарантировать, что они не попытаются чему-нибудь помешать.

— Да, она права, — сказала Миссис Уизли с другого конца стола, сквозь очки, сдвинутые на нос, изучая длинный список работ, записанный на куске пергамента. — Теперь Рон — ты уже убрался у себя в комнате?

— Зачем? — воскликнул Рон, ударив ложкой по столу и взглянув на мать. — Зачем мне нужно убираться в комнате? Гарри и меня все вполне устраивает!

— Свадьба твоего брата будет всего через несколько дней, молодой человек…

— И они собираются жениться у меня в комнате? — порывисто спросил Рон. — Нет! Так зачем же во имя Мерлина мне…

— Не говори с матерью в таком тоне. — твёрдо сказал Мистер Уизли. — И делай, что тебе говорят.

Рон хмуро взглянул на родителей, подобрал свою ложку и быстро доел свой кусок яблочного пирога.

— Я могу помочь, убрать свои вещи — сказал Гарри Рону, но Миссис Уизли прервала его.

— Нет Гарри, дорогой, я хотела бы, что ты помог Артуру с курицей, и я была бы очень благодарна, если бы Гермиона сменила простыни у мсьё и мадам Делакур, вы ведь знаете, что они приезжают завтра в одиннадцать часов утра.

Но оказалось, что помощь была почти не нужна

— Только не надо упоминать об этом при Молли, — сказал Мистер Уизли Гарри, встав перед ним на пути в курятник. — Тонкс нашла для меня запчасти, оставшиеся от мотоцикла Сириуса и я… скажем так, прячу их у себя. Это потрясающе, у меня есть прокладка от выхлопов и ещё что-то, я думаю это называется аккумулятор. Это чудесная возможность узнать, как работают тормоза. Я собираюсь попробовать собрать всё это вместе, когда Молли не будет… Я имею в виду, когда у меня будет время.

Когда они вернулись в дом, Миссис Уизли ещё не пришла, Гарри тихонько поднялся на чердак к Рону.

— Да убираюсь я, убираюсь… а, это ты — с облегчением вздохнул Рон, развалившийся на кровати. Комната оказалась в полном беспорядке, как и была всю неделю. Единственное отличие было в том, что теперь в уголке ещё сидели Гермиона, и её пушистый кот Живоглот. Гермиона разбирала книжки, некоторые из которых Гарри узнал.

— Привет Гарри. — сказала она и уселась на его кровать.

— Ты уже успела всё сделать?

— А, мама Рона забыла, что она уже просила Джинни и меня сменить простыни, — улыбнулась Гермиона и бросила учебник Нумерологии и Грамматики в стопку на «Взлёт и падение Защиты от тёмных искусств».

— Мы как раз говорили о Грозном Глазе. Я считаю, он мог выжить.

— Но Билл видел, как его поразило смертельным заклятием,- возразил Гарри.

— Да, но Билла тоже атаковали в тот момент, — ответил Рон. — Как мы можем быть уверены, что он видел все?

— Даже если они промахнулись с Авадой Кедаврой, Грюм всё равно упал на тысячу футов вниз, — сказала Гермиона, взвешивая в руке книжку «Команды по квидичу Британии и Ирландии»

— Он мог использовать заклятие щита…

— Флер говорила, что ему выбили волшебную палочку заклинанием, — сказал Гарри.
— Ну ладно, если ты так хочешь верить, что он умер, — угрюмо пробурчал Рон, набивая подушку поудобней.

— Конечно, он не хочет! — сказала Гермиона поражённо. — Но будем всё-таки реалистами.

В первый раз Гарри представил себе тело Грозного Глаза, разбитого как Дамблдора, с крутящимся глазом в глазнице. Он почувствовал укол совести смешанный со странным желанием смеяться.

— Пожиратели Смерти, наверное, хорошо заметают следы, поэтому никто не нашёл его, — Мудро заметил Рон.
— Да…да, скорее всего, — сказал Гарри. — Как Барти Крауч, превращенный в кость и зарытый в огороде у Хагрида. Наверно они трансфигурировали Грюма и превратили его в…
— Хватит! — завопила Гермиона. Вздрогнув, Гарри взглянул на неё и увидел, как она льёт слёзы на «Азбуку Волшебника».
— О нет. — Вздохнул Гарри, поднимаясь с кровати. — Гермиона, я не хотел огорчать тебя…
Но Рон уже встал со скрипом пружин кровати и оказался рядом с Гермионой, доставая носовой платок. Поспешно достав палочку из кармана джинсов, он навел её на платок и произнёс «Тэргео!» Палочка высосала всю грязь из платка. Довольный этим Рон дал этот платок Гермионе.
— Оу… спасибо, Рон… простите, пожалуйста, — Гермиона высморкалась. — Это просто так у-ужасно, правда? П-прямо после Дамблдора… я просто никогда не думала, что это случится с Грозным Глазом, он казался таким сильным!
— Да, я знаю, — подхватил Рон. — Но ты же знаешь, что он сказал бы нам, если бы был здесь?
— Постоянная бдительность! — повторила слова Грюма Гермиона, поднимая глаза.
— Именно так, кивая головой, — сказал он. — Он бы сказал нам учиться на его ошибках. И что я точно понял, так это не никогда не верить этому лживому трусу, Наземникусу.
Гермиона слабо улыбнулась Рону в ответ и нагнулась вперед, чтобы подобрать ещё несколько книг. В следующую секунду она уронила «Книгу Монстров о монстрах» на его ногу. Книга упала и ремень, связывающий её, расстегнулся, книжка подпрыгнула и быстро укусила Рона за лодыжку.
— Ой! Прости, прости, пожалуйста! — закричала Гермиона, когда Гарри, наконец, оторвал книжку от ноги Рона.
— Что ты вообще делаешь с этими книжками? — спросил Рон, медленно прихрамывая к своей кровати.
— Просто думаю, какую из них взять с собой, — ответила Гермиона. — Когда мы будем искать Крестражи.
— А ну, конечно! — сказал Рон, хлопая ладонью по лбу. — Я и забыл, что мы будем охотиться за Волдемортом в передвижной библиотеке.
— Как смешно — сказала Гермиона, разглядывая «Азбуку Волшебника». Я думаю… нужно ли нам будет переводить руны? Может быть… я думаю нам лучше взять это с собой чтобы быть более увереными…Она кинула азбуку обратно в большую стопку книг, и подняла «Историю Хогвартса».
— Послушайте… — произнес Гарри.Он поднял голову. Рон и Гермиона посмотрели на него с покорностью и вызовом одновременно.
— Я знаю, вы заявили после похорон Дамблдора, что хотите пойти со мной….
— Ну вот, опять начинается, — сказал Рон Гермионе, вращая глазами. — Мы уже всё поняли, — вздохнул Рон, поворачиваясь обратно к книгам.
— Знаешь, я думаю нужно взять «Историю Хогвартса». Даже если мы не вернёмся туда я не буду чувствовать себя комфортно без неё.
— Послушайте меня! — повторил Гарри.
— Нет, Гарри, ты послушай, — сказала Гермиона. — Мы идём с тобой, мы решили это много месяцев назад, да что там, много лет назад.
— Но…
— Замолчи, — посоветовал ему Рон.
— Вы уверены, что всё обдумали? — упорствовал Гарри
— Ну давай, подумай, — сказала Гермиона, бросая «Путешествие с троллями» в кучу с ненужными книгами, — Я упаковывала вещи в течение долгих дней, так, что мы готовы уехать немедленно, причем сбор информации для тебя требовал довольно сложной магии, не говоря уже о контрабанде целого запаса Оборотного зелья Грозного Глаза прямо под носом у мамы Рона. Я изменила память своих родителей так, что они убеждены, что их в действительности зовут Вендел и Моника Вилкинс, и они всю жизнь мечтали перебраться в Австралию, чем они сейчас и занимаются. Это станет препятствием на пути Волдеморта, если он захочет их разыскать и допросить обо мне…. или тебе, потому что, к сожалению, я рассказывала им немного про тебя. Если я выживу в нашей охоте за Крестражами, я найду маму и папу и сниму чары. Если нет… что ж, я думаю, что наложила достаточно хорошие чары для того, чтобы они жили счастливо и в безопасности. Вендел и Моника не знают, что у них есть дочь, как вы понимаете… - Глаза Гермионы вновь наполнились слезами. Рон встал с кровати и положил свою руку на руку Гермионы, взглянув на Гарри, упрекая его за отсутствие такта. Гарри не мог придумать, что ответить — Рон, обучающий кого-либо тактичности оказался для него сюрпризом.
— Я….. Гермиона, прости меня… я не хотел….
— ТЫ не думал, что я и Рон прекрасно представляем, что может случиться, если мы пойдем вместе с тобой? А мы представляем! Рон, покажи Гарри что ты сделал.
— А стоит ли? Он только что поел, — ответил Рон.
— Давай, он должен знать!
— Ох, ну ладно. Гарри, давай сюда.Рон убрал руку с руки Гермионы и поковылял к двери.— Давай.
— Зачем? — спросил Гарри, следуя за Роном к крошечной лестнице.
— Десендо, — пробормотал Рон, указав своей палочкой на низкий потолок. Ужасный, сосущий, полустонущий звук донесся из открывшегося квадратного отверстия, вместе с вонью открытой канализации.
— Это ваш призрак, не так ли? — спросил Гарри, который никогда не встречал существо, которое иногда нарушало ночную тишину.
— Да, это он, — сказал Рон, поднимаясь по лестнице. — Подойди и взгляни на него.Гарри последовал за Роном наверх, до крошечного закутка на чердаке было несколько шагов. Он заметил существо, свернувшееся в нескольких футах от него, крепко спящее с большим открытым ртом.
— Но.. это… это нормально, чтобы призраки носили пижамы?
— Нет — ответил Рон — И обычно у них нет рыжих волос и определенного количества прыщей.Гарри с отвращением рассмотрел призрака. Он был похож на человека и носил старую пижаму Рона. Гарри был уверен, что призраки обычно прозрачный и лысые, а не волосатые и не покрытые ужасными фиолетовыми прыщами.
— Он — я, видишь? — сказал Рон.
— Нет, — сказал Гарри. — Не вижу.
— Я объясню это, когда мы вернемся в комнату, — сказал Рон. Они спустились по лестнице, Рон вернул потолок на место, и присоединился к Гермионе, которая до сих пор разбирала книги.— Как только мы уедем, призрак спустится и будет жить здесь, в моей комнате, — сказал Рон.- Я думаю, он действительно ждет этого, но точно трудно сказать, ведь все, что он может делать — это стонать и пускать слюни, еще он начинает сильно кивать, когда вы упоминаете о нем. В любом случае он будет мной в слюнях. Ну как? - Гарри выглядел сконфуженно.— Ясно, — сказал Рон, расстроившись от того, что Гарри не оценил всю прелесть плана. — Смотри, пока мы трое не будем в Хогвартсе, все думают, что Гермиона и я должны быть с тобой, так? Это значит, что Пожиратели Смерти пойдут прямо к нашим семьям, чтобы понять, есть ли у них информация, касающаяся твоего местонахождения.
— Но к счастью, все будет выглядеть так, что я уехала с мамой и папой; большинство магглорожденных говорят сейчас о том, чтобы скрыться — сказала Гермиона.
— Мы не можем спрятать всю мою семью, это будет слишком подозрительно и они не могут бросить свою работу — сказал Рон.- Итак, мы собираемся запустить слух, что я серьезно болен spattergroit (драконья оспа ), поэтому я не смогу вернуться в школу. И если кто-то соберется позвонить или приехать и посмотреть, мама и папа смогут показать им призрака в моей кровати, покрытого волдырями. Spattergroit действительно заразна, и никто не захочет подойти к нему. В любом случае он не сможет ничего сказать, и вряд ли кто-то захочет, чтобы гриб распространился на его язык.
— И твои мама и папа в курсе плана? — спросил Гарри.
— Папа да. Он помогал Фреду и Джорджу трансформировать призрака… Мама… вот увидишь, ей понравиться. Она не узнает об этом, пока мы не уедем.
Повисла тишина, прерываемая только глухими шлепками, потому что Гермиона до сих пор продолжала бросать книгу то в одну, то в другую кучу. Рон сидел, глядя на нее, а Гарри посматривал на обоих, не зная, что сказать. Те меры, которые они предприняли, чтобы защитить свои семьи позволили ему осознать, что они действительно собрались идти с ним и они точно представляют опасность, которая может их ожидать. Он захотел сказать им, как много это значит для него, но не смог найти подходящие слова.Разорвав тишину, донеслись приглушенные крики миссис Уизли, четырьмя этажами ниже.
— Возможно, Джинни оставила пятнышко пыли на кольце для салфетки, — сказал Рон. — Я не знаю, почему Делакуры приезжают за два дня до свадьбы.
— Сестра Флер — подружка невесты, она должна быть здесь для репетиции, но она слишком мала, чтобы приехать самостоятельно, — сказала Гермиона, раздумывая над «Борьбой с Банши».
— Хорошо, гости не собираются напрягать маму, — сказал Рон.
— Что мы действительно должны решить,- сказала Гермиона, бросая «Теорию по магической защите» в корзину, и извлекая «Справочник магического образования в Европе». — Это куда мы собираемся, после того, как уйдем. Я знаю, ты говорил, что хочешь посетить Гордрикову лощину в первую очередь, Гарри, и я понимаю почему… но….разве мы не должны сделать Крестражи нашей основной целью?
— Если бы мы знали, где хоть один Крестраж, я бы согласился с тобой, — сказал Гарри, не в силах поверить, что Гермиона действительно понимает его желание вернуться в Гордрикову лощину. Не только могилы родителей привлекали его: Гарри чувствовал, что именно это место даст ответы на многие вопросы. Гарри тянулся к лощине Годрика, из-за того, что там он выжил после смертельного заклятья Волдеморта, и быть может теперь окажется в состоянии понять, как же противостоять врагу.
— Ты не думаешь, что Волдеморт охраняет лощину? — спросила Гермиона.- Он может ожидать от тебя именно этого — попытки увидеть могилы родителей.

Graffiti Decorations(R) Studio (TM) Site Promoter Система автоматической регистрации сайтов в
каталогах, рейтингах и поисковых серверах, 
услуги продвижения и рекламы сайтов
Архив записей

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 17

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • "Эльфия"
  • "Потерянный во времени"
  • "Живой Журнал"
  • "DARK ORBIT"
  • "Самиздат"

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Ты рокер - романтик...
    «Я говорю тебе про любовь».
    Если ты даже не говоришь про любовь, то тебя привлекает всё эстетичное и романтичное. Ты любишь смотреть на падающие звёзды в августе и чувствовать таяние снежинок на губах в феврале. Твоя романтичность привлекает к тебе особ другого пола, главное не потеряться в собственных ощущениях от мира.


    Copyright MyCorp © 2019Бесплатный хостинг uCoz