Суббота, 25.05.2019, 18:17

Приветствую Вас Бродяга | RSS
Александр Разорвин на сервере Проза.руАлександр Разорвин на сервере Стихи.ру

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
В мире [3]
Обо всём
В России [7]
О событиях в Российской федерации
Новости культуры и искуства [19]
Тут новости о культуре и искустве, то бишь о музыке, литературе, кино и т. д.
Новости медицины [6]
Происшествия [1]
Новости сайта [143]

Поиск

Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Погода

Мини-чат
500

Крум выглядел удивленно.
-Он ушел на пенсию несколько лет назад, я был одним из последних, кто приобрёл палочку у самого Грегоровича. Он создавал самые лучшие палочки в мире. Хотя я знаю, британцы в основном пользуются палочками Оливандера.
Гарри не ответил, он притворился, что наблюдает за танцорами, так же как Крум. Но на самом деле его мыли, были далеко от праздничной обстановки. Значит, Вольдеморт разыскивает знаменитого мастера волшебных палочек. Гарри не пришлось долго раздумывать в поисках причины, по которой тёмному лорду потребовался Грегоровича. Конечно, это из-за того, что Гарри сделал в ту ночь когда Вольдеморт преследовал его в небе. Дуб и перо феникса победили палочку, что Вольдеморт взял у соратника. Произошло что-то, чего Оливандер не знал и не ожидал. Может быть Грегорович знает? Действительно ли он лучший мастер в исскустве создания волшебных палочек и владеет чем-то что недоступно Оливандеру? Может он сможет дать ответ?
-А вон та девушка очень симпатичная, голос Крума вернул Гарри к реальности. Круп указывал на Джинни которая только что присоединилась в танце к Луне. –Она тоже твоя родственница?
-Да, сказал Гарри чувствуя внезапное раздражение, -она уже встречается кое с кем. Большой верзила и ужасно ревнивый тип, тебе не захочется с ним ссориться.
Крум фыркнул.
-Что? Подтянув кубок, Виктор поднялся и грустно сказал, в чём смысл быть международной звездой Квидича если все симпатичные девушки уже с кем-то встречаются?
И он зашагал прочь, оставив Гарри размышлять над этой философской мыслью в одиночестве. Гарри тоже не стал задерживаться за столиком он взял сандвич и направился вокруг заполненной танцплощадки. Он хотел найти Рона и рассказать ему о Грегоровиче но Рон танцевал с Герминой в самой середине площадке. Гарри прислонился к одному из золотых столбов и следил за Джинни, она танцевала с Фредом и другом Джорджа, Ли Джорданом. Он смотрел на неё и пытался не грустить по поводу обещания, что он дал Рону.
Раньше Гарри никогда не бывал на свадьбе поэтому не мог с уверенностью сказать в чём праздник магов отличается от обычного. Хотя он был вполне уверен, что вечеринка маглов не включала свадебный торт, с двумя маленькими фигурками фениксов на его верхушке. Фениксы взлетали и кружились неподалёку, пока торт резали. Бутылки с шампанским тоже обычно мирно стоят на столах, здесь же они летали без всякой видимой опоры прямо среди людей. Когда стемнело и ночные мотыльки, стали мельтешить под навесом, теперь освященным летающими золотыми фонариками, вечеринка была в самом разгаре.
Фред и Джордж давно ушли куда-то в тёмные уголки сада в компании пары кузин Флёр. Чарли, Хагрид и прижимистый маг в пурпурной шляпе, пели “Одо – герой” в углу. Гарри блуждал в толпе чтобы избежать совершенно ненужной встречи с пьяным дядюшкой Рона, который похоже был не совсем уверен является ли Гарри его сыном.
Гарри заметил пожилого волшебника сидящего за столиком в одиночестве. Облако белых пушистых волос, напоминавших одуванчик, венчала побитая молью феска. В его облике было определенно, что-то знакомое. Мучительно напрягая память, Гарри неожиданно вспомнил пожилого мага. Это был Эльфиас Додж, член Ордена Феникса и автора некролога Дамблдора.
Гарри подошёл к нему.
-Могу я присесть?
-Конечно, конечно. У Доджа был высокий хриплый голос.
Гарри наклонился к уху старого мага.
-Мистер Додж, я Гарри Поттер. Тихо произнес он.
Дож, вздохнул.
-Мой дорогой мальчик! Артур сказал мне, что ты здесь, в другом обличье… я так рад, так горд!
Обрадованный и взволнованный маг налил Гарри кубок шампанского.
-Я подумывал написать тебе, -прошептал Додж, -после того как Дамблдор… такой шок для тебя, я уверен…
Узкие глазки Доджа наполнились слезами.
-Я видел некролог, который вы написали для Ежедневного пророка, -сказал Гарри, -Я и не знал что вы так хорошо знали профессора Дамблдора.
-Лучше чем кто-либо, -Дож помакнул глаза салфеткой. Опеределённо я знал его дольше всех, если не считать Аберфорта, и почему-то люди никогда о нём не вспоминают.
-Кстати о Ежедневном пророке… я не знаю, читали ли вы мистер Додж…?
-Эфиас, Гарри, пожалуйста, называй меня Эфиас.
-Хорошо, Эфиас, я не знаю, читали ли вы интервью с Ритой Скитер, интервью о ей книге, о Дамблдоре.
Лицо Доджа залилось краской.
-Да, Гарри, я читал. Эта женщина или правильней сказать – стервятник, в своё время долго донимала меня уговорами дать ей интервью. Стыдно сказать, один раз я был несколько груб с ней и назвал её надоедливой форелью, что вызвало, как ты может, заметил язвительный выпад насчёт моей вменяемости.
-В этом интервью, -продолжил Гарри, -Рита Скитер намекнула, что профессор Дамблдор в молодости практиковал тёмную магию.
-Не верь ни единому слову! –немедленно воскликнул Додж, -Ни единому слову! Пусть ничто не затмит твою светлую память об Альбусе Дамблдоре!
Гарри взглянул в лицо Доджа тусклое, страдальческое. Слова старика лишь расстроили Гарри. Неужели он и вправду думает, что он может просто взять и закрыть на что-то глаза. Неужели он не понимает, как ему важно всё знать наверняка. Возможно Эфиас догадался о чувствах Гарри, он торопливо продолжил.
-Гарри, Рита Скитер ужасная…
Его прервал пронзительный старушечьи голос.
-Рита Скитер? О! Она замечательный писатель, я всегда читаю её статьи!


© Данный текст был наглым образом сворован у команды переводчиков Potter's Army на стадии доработки. Ловите жуликов, позор!Гарри и Додж подняли глаза и увидели тётушку Муриель, стоявшую напротив них их столика. Перья болтались в её волосах, а в дрожащей руке был зажат кубок с шампанским.
-Вы знаете? Она написала книгу о жизни Даблдора!
-Здравствуй Муриель, -приветствовал её Додж, -Да, мы как раз обсуждали…
Старушка не дала ему закончить пронзительным голосом она напустилась на рыжеволосого паренька, кузена Уизли за соседним столиком.
-Эй ты! А ну уступи место пожилой леди, мне сто семь лет!
Мальчишка соскочил со своего места словно ошпаренный, а Муриель с удивительной для только что заявленного возраста силой передвинула тяжёлое кресло и уселась между Доджем и Гарри. Ему она уделила лишь короткий кивок.
-Привет Барри или как там тебя…
И всё внимание переключила на Доджа
-Так что ты там говорил про Риту Скитер, Эльфиас? Ты знаешь, она пишет биографию Дамблдора? Я с нетерпением жду, когда смогу прочитать эту книгу. Надо не забыть оставить заказ в Завитках и Кляксах!
Лицо Доджа приняло вид мрачный и торжественный, всем своим видом давая понять какого низкого мнения, он о Рите Скитер, её книге и читателях. Но тётушка Муриель не смутилась, она осушила кубок с шампанским, щёлкнула костлявыми пальцами проходящему мимо официанту, что бы он подал ей новый. Потом, сделав большой глоток, тётушка сыто рыгнула и ехидным голосом произнесла:
-И не надо на меня смотреть словно пара жабьих чучел! Прежде чем Альбус стал таким важным и знаменитым, про него ходило немало забавных слухов.
-Всего лишь глупые сплетни!, -наконец нарушил молчание Эльфиас, его лицо снова стремительно наливалось багрянцем.
-Я знала, что ты скажешь что-то подобное, Эльфиас, противным голосом прокудахтала тётушка Муриель, -Я заметила как ты избегал писать в некрологе Альбуса о всех нелицеприятных эпизодах его жизни.
-Очень жаль, что ты так думаешь, -холодно ответил Додж, -Уверяю тебя я писал от сердца.
-Мы все знаем, что ты боготворил Даблдора, я даже осмелюсь предположить что ты по прежнему будешь считать его святым даже когда вясниться что он сделал со своей сестрой Сквибом!
-Муриель ты забываешься! –Воскликнул Додж.
Острый холодок который не имел ни малейшего отношения к ледяному шампанскому в бокалах пробежал у Гарри по позвоночнику и обосновался ледяным комком в груди.
-Что вы хотите этим сказать? Спросил он Муриель, -Кто сказал, что его сестра была сквибом? Я думал, она просто была больна.
-Тогда ты думал неправильно, -ухмыльнулась тётушка довольная эффектом который она произвела. -В любом случае откуда тебе вообще что то знать об этой истории? Она произошла за много лет до того, как ты появился на свет. И истина в том, что никто так и не узнал, что произошло на самом деле. Именно поэтому я с нетерпением жду момента когда смогу узнать что же раскопала эта Скитер! Дамблдор держал эту тайну в секрете всю свою жизнь.
-Неправда! Взвился Додж, -абсолютная чепуха!
Ледяной комок в груди Гарри всё не таял.
-Он никогда не говорил мне, что у него была сестра сквиб, -на миг он забыл о том что находиться в другом облике. Старушка немного покачивалась на своём стуле пока её взгляд пытался сфокусироваться на Гарри.
-С чего бы это Дамблдору обсуждать с тобой такие вещи, мальчик?
-Единственная причина по которой Дамблдор никогда не говорил об Арианне, -начал Эльфиас глухим от волнения голосом, -это только потому что он очень тяжело пережил её смерть…
-Почему никто и никогда не видел её, Эльфиас? –гаркнула Муриель, -Почему большинство знакомых Альбуса даже не подозревали о её существовании, до тех пор пока гроб с её телом не вынесли из дома?
Где был святоша Дамблдор, пока Ариана медленно угасала в тюремной камере. Или ты думаешь, что лучший ученик Хогврадса не знал что творилось в его собственном доме?
-Тётушка Муриель что вы хотели сказать? Какая камера?, -взволнованно спросил Гарри.
На Доджа было жалко смотреть. Муриель глубоко вздохнула и ответила:
-Мать Дамблдора была ужасной женщиной, просто ужасной, маглорожеднная, хоть я слышала, что она настаивала на обратном…
-Ничего такого она не говорила! Кендра была хорошей женщиной, -прошептал Додж, но тётушка проигнорировала его слова.
-…горделивая и очень властная, для неё рождение ребёнка-сквиба было невыносимым позором…
-Ариана не была сквибом! Хрипло возразил Додж.
-Если так, то почему же она тогда не посещала Хогсвард? Сказала тётушка и повернулась к Гарри.
-В наши дни рождение сквибов тоже часто замалчивают, но дойти до крайности, запереть бедную девочку в доме и претвориться что она вообще не существует это слишком…
-Да не было такого! Говорю тебе! Громко сказал Додж но тётушка Муриель снова не обратила внимания на его реплику и продолжила рассказывать Гарри.
-Детей-сквибов обычно отправляют в магловские школы, а потом они обычно так и живут в обществе маглов, это поощряется. Всё же куда гуманнее, чем пытаться найти для них место в нашем мире, здесь они всегда будут людьми второго сорта. Конечно, Кендра Дамблдор и подумать не могла о том что бы отправить свою дочь в школу маглов…
-Адриана была болезненным ребёнком, -прошептал старый маг в отчанье, -Её здоровье никогда не позволяло ей…
-Выходить из дому? -Хмыкнула Муриель, -к тому же она никогда не появлялась и в больнице Св. Мунго и ни разу до самой смерти ни один лекарь ни разу не был вызван к ней домой!
-Ну откуда ты можешь знать такие подробности…
-Что бы ты знал, Эфиас, мой кузен Ланселот был лекарем в больнице Св. Мунго в том время и он по секрету рассказал моей семье, что Арианна никогда не была у него на приёме. Ланселот находил это очень подозрительным!
Глаза Эфиаса заблестели от слез. Муриель похоже была черезвычайно довольна произведенным эффектом снова щелкнула пальцами подзывая официанта. А Гарри в оцепенении вспоминал снова и снова как Дурсли как то заперли его и долго старались делать вид что его вовсе не существует, только потому что он мог колдовать, словно это преступление. Неужели сестра Дамблдора разделила схожую судьбу только, наоборот, из-за неспособности к волшебству? И Дамблдор действительно бросил свою сестрёнку что бы отправиться в Хогвардс и сделать блестящую магическую карьеру? К реальности Гарри вернул голос тётушки.
-Если бы Кендра не умерла раньше её, я бы решила что это она убила Андриану…
-Как ты можешь, -простонал Эльфиас, -Мать – убийца собственной дочери! Думай что говоришь!
-Если она смогла запереть свою дочь на долгие годы, почему бы и нет,
-пожала плечами Муриель, -но как я уже сказала, Кендра умерла раньше Арианы, так что версия не подходит… Вот только... никто ведь так и не выяснил от чего умерла Кендра... –глубокомысленно произнесла Муриель, -Ну конечно! Арианна могла вырваться из своей кельи и убить мать, пытаясь сбежать… Можешь качать головой сколько тебе угодно Эльфиас, но ведь ты же был на похоронах Арианы?
-Да был, -у Доджа задрожали губы, -даже не могу вспомнить, когда ещё я видел всех столь опечаленными, Альбус был буквально убит горем…
-Дело не только в его душевном состоянии, разве Аберфорт не сломал Дамблдору нос прямо во время церемонии?
Если раньше Додж выглядел опечаленным рассказом Муриель, то теперь они привели его в ужас. Её слова ранили его прямо в сердце. А тётушка похоже веселилась вовсю, она сделала большой глоток шампанского, тоненькой струйкой потёкшей по подбородку.
-Откуда ты…? Прошептал Додж.
-Моя мама была подругой Батильды Бегшот, весело сказала тётушка. Батильда рассказала матушке, как всё прошло на похоронах, как раз когда я проходила мимо двери. Ссора подле гроба – вот как она это назвала! Аберфорт кричал на Альбуса что это он виноват в смерти Арианы а затем ударил его по лицу. Батильда заметила что Альбус даже не пытался защититься, что само по себе странно. Ведь на дуэли Альбус мог бы с завязанными руками развеять Аберфорта в прах. Тётушка снова потянулась за шампанским. Восмоминания о старых скандалах похоже взбодрили её настолько, насколько удручили Доджа. Гарри уже не знал что ему думать и чьим словам верить. Он хотел знать правду о Дамблдоре. А Додж все бормотал, повторяя что Ариана просто была тяжело больна. С другой стороны Гарри с трудом мог представить себе, что Дамблдор не вмешался бы, если бы в его собственном доме творилась нечто, подобное рассказу тётушки. И все же несомненно, было что-то странное во всей этой истории.
-Вот что я вам ещё скажу, Муриель начала слегка икать и осушила очередной кубок, -Я думаю Батильда рассказала всё Рите Скитер. Все эти подсказки в интервью со Скитер указывают на Батильду. Источник информации необычайно близкий к семье Дамблдора. Она была там во время всех эти трагических событий.
-Батильда не стала бы откровенничать со Скитер. Тихо прошептал Додж.
-Батильда Багшот, автор книги “История магии”? –удивился Гарри.
Это имя было написано на обложке одной из школьных тетрадей Гарри, однако надо признать эта тетрадка была не из тех что Гарри штудировал с особым усердием. 
-Да, Додж ухватился за вопрос Гарри, словно тонущий за соломинку, -одна из самых одарённых магических историков нашего времени и давний друг Альбуса.
-Говорят последнее время она совсем не в себе, -весело вставила тётушка Муриель.
-Если так, то со стороны Скитер ещё более низко пользоваться её состоянием, -- возмущённо ответил Додж, -к тому же в этом случае нет никакой уверенности что её словам можно верить.
-Существует много способов вернуть утраченные воспоминания. –Продолжила Муриель, но даже если Батильда совсем спятила, я уверенна у неё остались старые фотографии, может какие-нибудь письма. Он дружила с семьёй Дамблдоров долгие годы… Думаю уже это стоит того чтобы наведаться в Лощину Годрика.
Гарри потягивавший сливочное пиво поперхнулся. Додж похлопал его по спине пока Гарри откашливался, глядя на Муриель слезящимися глазами. Как только к нему вернулся дар речи, он спросил
-Батильда Багшот живёт в Лощине Годрика?
-О да, она там уже целую вечность. Семья Дамблдора переехала туда после того как Персиваль был заключён. А Матильда была их соседкой.
-Семья Дамблдора жила в Лощине Годрика?
-Да, Барри, я ведь это только что сказала, раздражённо бросила тётушка.
После этого разговора Гарри чувствовал себя опустошённым, за шесть лет, что он знал Даблдора, он ни разу даже не упомянул, что они оба жили и потеряли близких людей в Лощине Годрика, но почему?
Может быть Лили и Джеймся, похоронены рядом с мамой и сестрой Дамблдора.
Навещал ли он их? Может быть, приходя на кладбище навестить, Дамблдор проходил мимо могилы родителей. И он никогда и ничего не рассказывал об этом Гарри. Даже не потрудился упомянуть. Но почему это так важо? Гарри не мог это объяснить даже себе самому, но он чувствовал, что скрыть от него, что с Дамблдором его связывало одно и то же место и смерть близких людей. Со стороны Даблдора было равносильно обману.
Остекленевшим взглядом он смотрел вперёд, едва замечая, что происходит вокруг. Он даже не замтил что, что из толпы появилась Гермиона, до тех пор, пока она не поставила стул рядом с ним.
-Я просто больше не могу танцевать, тяжело дыша, сказала она. Потом сняла одну из туфелек и стала разминать ступню.
-Рон пошёл принести ещё пива. Это немного странно, но видела, как Виктор с негодованием ушел после разговора с отцом Луны, кажется, они поссорились…
Она понизила голос, внимательно глядя на Гарри.
-С тобой всё в порядке?
Гарри не знал с чего начать, но это было уже неважно. Потому что в этот момент, что-то огромное и серебряное прорвалось через навес над танцполом. Сверкая серебряным телом, огромная рысь медленно и изящно приземлилась среди танцоров. Все повернулись к ней, несколько пар так и замерли в нелепых позах.
Затем патронус медленно заговорил громким, глубоким голосом Кингсли Шаклеболта
-Министр свергнут! Скримджер убит. Они наступают.
Всё казалось неясным и медленным. Гарри и Гермиона поднялись на ноги и достали палочки. Многие только начинали понимать, что произошло что-то странное; головы всё ещё были повёрнуты к тому месту, откуда исчезла серебряная кошка. Молчание расползлось от того место, где появился Патронус. Затем кто-то закричал.

Гарри и Гермиона бросились в паникующую толпу. Гости разбегались в разных направлениях; многие Дисаппарировали; защитные чары вокруг Норы сдались.

- Рон! - кричала Гермиона. - Рон, где ты?

Они пробирались через танцплощадку, Гарри видел, как в толпе появились люди в мантиях и масках; затем он увидел Люпина и Тонкс, они оба подняли палочки и закричали "Протего!", крик разнёсся повсюду и отозвался эхом...

- Рон! Рон! - звала Гермиона, почти плача, пока они с Гарри пробирались сквозь толпу напуганных гостей. Гарри схватил её за руку, чтобы на не отстала, когда вспышка света пролетела над их головами, это было либо защитное заклинание, либо что-то более ужасное, он не знал...

Затем появился Рон. Он поймал свободную руку Гермионы, и Гарри почувствовал, что она повернулась; изображение и звук удалялись, над ними нависла темнота; он чувствовал только руку Гермионы, пока их затягивал водоворот пространства и времени, унося прочь от Норы, прочь от Пожирателей Смерти, прочь, возможно, от самого Волдеморта...

- Где мы? - сказал голос Рона.

Гарри открыл глаза. На секунду он подумал, что они вовсе не убежали со свадьбы; он всё ещё был окружён людьми.

- Дорога Тоттенхэм Корт, - задыхалась Гермиона. - Идите, просто идите, нам надо найти место, где вы бы смогли переодеться.

Гарри сделал, что она попросила. Они полу шли, полу бежали по широкой тёмной улице в окружении запоздалых прохожих, между закрытых магазинов, а над ними сияли звёзды. Двухэтажный автобус пронёсся мимо и группа весёлых пьянчуг окликнула их, когда те прошли мимо. Гарри и Рон всё ещё были одеты в парадные мантии.

- Гермиона, нам не во что переодеться, - сказал ей Рон, когда молодая женщина закатилась от смеха, увидев его.
- Почему я не взял Мантию-Невидимку? – сказал Гарри, удивляясь собственной глупости. – Весь прошлый год я носил её с собой и…
- Ничего страшного, Мантия у меня, и вещи для вас обоих, - сказала Гермиона, - просто попытайтесь пока что вести себя естественно…

Она провела их вниз по улице в укрытие в тёмной аллее.

- Когда ты говоришь, что Мантия у тебя и вещи тоже… - сказал Гарри, хмурясь при виде маленькой сумочки, которую несла Гермиона и в которой она сейчас копалась.
- Да, они здесь, - сказала Гермиона и, к удивлению Гарри и Рона, она достала джинсы, футболку, несколько коричневых носков и, наконец, серебристую Мантию.
- Как, чёрт побери…?
- Неопределяемое Расширяющее Заклинание, - сказала Гермиона. Трудноватое, но я думаю, что у меня получилось. Короче, мне удалось поместить здесь всё, что нам может понадобиться. – Она потрясла на вид хрупкую сумочку, и оттуда послышался звук нескольких тяжёлых предметов, перекатывающихся внутри. – Ой, чёрт, это книги, - сказала она, заглядывая внутрь, - и я рассортировала их по темам… ну что ж… Гарри, лучше тебе взять Мантию-Невидимку. Рон, поторопись и переоденься…
- Когда ты всё это сделала? – спросил Гарри, пока Рон снимал с себя мантию.
- Я говорила вам ещё в Норе, что я собрала всё необходимое, знаете, на случай, если нам надо будет выбраться быстро. Я собирала твой рюкзак сегодня утром, Гарри, после того как ты переоделся и оставил его… У меня было предчувствие…
- Ты просто удивительная, - сказал Рон, протягивая ей свою свёрнутую мантию.
- Спасибо, сказала Гермиона, едва заметно улыбаясь и засовывая мантию Рона в сумочку. – Пожалуйста, Гарри, надень Мантию!

Гарри накинул на себя Мантию-Невидимку, исчезая из видаю Только сейчас он начал понимать, что произошло.

- Остальные… все на свадьбе…
- Мы не можем сейчас думать об этом, - прошептала Гермиона. – Они преследуют тебя, Гарри, и мы поставим многих под угрозу, если вернёмся.
- Она права, - сказал Рон, который, казалось, знал, о чём сейчас будет спорить Гарри, даже если он не видел его лица. – Большая часть Ордена была там, они присмотрят за всеми.

Гарри кивнул, затем вспомнил, что они его не видели, и сказал «Да». Но он думал о Джинни, а страх кислотой обжигал его изнутри.

- Ладно, нам пора двигаться дальше, - сказала Гермиона.

Они снова вышли на улицу, где пела песни и шаталась из стороны в сторону группа мужчин на противоположной от них стороне.

- Мне просто интересно, почему Дорога Тоттенхэм Корт? – спросил Рон у Гермионы.
- Понятия не имею, это первое, что пришло мне в голову, но я уверена, что в мире магглов гораздо безопаснее, здесь они не ожидают нас найти.
- Действительно, - сказал Рон, оглядываясь, - но вы не чувствуете себя слегка… открытыми?
- А куда нам идти? – сказала Гермиона, пригибаясь, когда на другой стороне один из мужчин присвистнул. – В Дырявом Котле мы вряд ли забронируем номера, так? Гриммолд Плэйс отпадает, если Снэйп может зайти туда… Полагаю, нам нужно попытаться пойти к моим родителям, хотя они могут проверять и там… Когда же они замолчат?
- Как дела, милашка? – крикнул самый пьяный из стоявших напротив. – Хочешь выпить? Бросай рыжего и пошли с нами, пропустим пару стаканчиков!
- Давайте где-нибудь сядем, - нервно сказала Гермиона, когда Рон уже открыл рот, чтобы крикнуть что-нибудь в ответ. – Вот, посмотрите, можно сесть здесь!

Это было маленькое грязное круглосуточное кафе. На столах тонким слоем расплылся жир, но здесь, по крайней мере, было пусто. Гарри прошёл первым, рядом с ним сел Рон, напротив – Гермиона, которая сидела спиной к выходу и не очень была этим довольна. Она оборачивалась так часто, будто у неё были судороги. Гарри не нравилось сидеть на месте; при движении казалось, что у них есть какая-то цель. Под Мантией о чувствовал, как последние остатки Оборотного Зелья покидали его, его руки принимали прежний облик. Он достал очки из кармана и снова надел их.

Через пару минут Рон сказал:

- Вы знаете, мы не так далеко от Дырявого Котла, нам только надо добраться до Перекрёстка Чаринг…
- Рон, мы не можем! - перебила его Гермиона.
- Не чтобы остаться, а чтобы узнать, что происходит!
- Мы и так знаем, что происходит! Волдеморт захватил министерство, что нам ещё надо знать?
- Хорошо, хорошо, я просто предложил!

Воцарилась тишина. Официанта, жующая жвачку, подошла к ним, и Гермиона заказала два каппуччино. Поскольку Гарри был невидимым, было бы странным заказывать кофе и на него. Пара здоровенных рабочих вошли в кафе и сели за соседний столик. Гермиона перешла на шёпот:

- Я предлагаю найти тихое место, чтобы Дисаппарировать и отправиться за город. Как только мы там окажемся, мы можем связаться с Орденом.
- А ты умеешь делать говорящего Патронуса? - спросил Рон.
- Я тренировалась, я думаю, что смогу, - сказала Гермиона.
- Ну, можно, пока это не грозит неприятностями, хотя их могли уже арестовать. Боже, какой гадкий кофе, - добавил Рон, отпив из кружки дымящегося кофе сероватого оттенка. Официантка услышала его и злобно посмотрела в его сторону, подходя к новым посетителям. Больший из двух рабочих, который был светловолосым и довольно огромным, жестом попросил её отойти. Она с удивлением посмотрела на него.
- Пойдёмте, я не хочу пить эти помои, - сказал Рон. – Гермиона, у тебя есть маггловские деньги, чтобы расплатиться?
- Да, я взяла все свои сбережения для Строительного Общества, прежде чем отправиться в Нору. Могу поспорить, мелочь на дне, - вздохнула она, залезая в сумочку.

Двое рабочих совершили одинаковые движения, которые Гарри тут же повторил, не раздумывая: все трое вытащили палочки. Рон, лишь через несколько секунд поняв, что происходит, нырнул под стол, толкая Гермиону вбок под скамейку. Сила заклинаний Пожирателей пробила стену в том месте, где только что была голова Рона, а Гарри, всё ещё невидимый, закричал: «Остолбеней!»
Красная вспышка угодила здоровому светловолосому Пожирателю прямо в лицо, он без сознания повалился на бок. Его спутник не мог понять, кто произнёс заклинание, и снова пальнул по Рону. Блестящие чёрные верёвки вылетели из его палочки и обвили Рона с ног до головы. Официантка закричала и побежала к выходу. Гарри послал ещё одно Замораживающее Заклинание в Пожирателя с кривым лицом, который связал Рона, но промахнулся. Заклинание отскочило от окна и попало в официантку, которая упала на пол перед дверью.

- Экспульсо! – закричал Пожиратель, и стол, за которым стоял Гарри, взорвался. Силой взрыва его прибило к стене, палочка выпала из рук, а Мантия слетела с него.
- Петрификус Тоталус! – закричала Гермиона, хотя её не было видно, и Пожиратель упал, словно статуя, приземляясь в гору фарфора, дерева и кофе. Гермиона вылезла из-под скамейки, вытряхивая из волос осколки стекла и страшно дрожа.
- Д-дифиндо, - сказала она, указывая палочкой на Рона, который заревел от боли, когда она распорола его коленку, оставляя глубокий порез. – Прости Рон, у меня трясётся рука! Дифиндо!

Верёвки упали. Рон поднялся на ноги, встряхивая руками, чтобы вернуть их в прежнее состояние. Гарри поднял палочку и пробрался через руины к тому месту, где на скамейке без сознания лежал большой светловолосый Пожиратель.

- Я должен был узнать его, он был там в ночь смерти Дамблдора, - сказал он. Он перевернул тёмного Пожирателя ногой, глаза мужчина бегали между Гарри, Роном и Гермионой.
- Это Долохов, - сказал Рон. – Я видел его на старых плакатах «Разыскивается». Я думаю, что большой – это Торфинн Роул.
- Не важно, как их звали! – немного истерически сказала Гермиона. – Как они нас нашли? Что нам делать?
Каким-то образом её паника прояснила голову Гарри.
- Запри дверь, - сказал он ей. – А ты, Рон, выключи свет.

Он посмотрел на парализованного Долохова, быстро собираясь с мыслями, пока щёлкал замок, а Рон при помощи Делюминатора погрузил кафе в сумерки. Гарри слышал, как мужчина, подзывавший Гермиону на улице, теперь кричал другой девушке.

- Что нам теперь с ними делать? – прошептал Рон в темноте, а затем стал говорить совсем тихо. – Убить их? Они бы убили нас. У них был прекрасный шанс.

Гермиону передёрнуло и она отошла назад. Гарри замотал головой.

- Нам надо просто стереть у них память, - сказал Гарри. – Лучше так, мы собьём их со следа. Если мы их убьём, станет ясно, что мы здесь были.
- Ты начальник, - сказал Рон с облегчением. – Но я никогда не делал Заклинания Памяти.
- И я, - сказала Гермиона, - но в теории знаю.

Она глубоко вздохнула и успокоилась, затем указала палочкой на лоб Долохова и сказала: «Обливиэйт».

Мгновенно глаза Долохова стали затуманенными и бессмысленными.

- Отлично! – сказала Гарри, хлопая её по спине. – Займись другим и официанткой, а мы с Роном приберёмся.
- Приберёмся? – сказал Рон, осматривая полуразрушенное кафе. – Зачем?
- Тебе не кажется, что они могут что-то заподозрить, если проснуться в месте, которое как будто взорвали?
- О, да, точно…

Рону пришлось приложить немалые усилия, чтобы вытащить палочку из кармана.

- Неудивительно, что я не могу её достать, Гермиона, ты положила мои старые джинсы, а они узкие.
- Ой, ну прошу прощения, - прошипела Гермиона, уволакивая официантку от окна. Гарри слышал, как она тихо предложила, куда ещё Рон мог бы засунуть свою палочку.

Как только кафе было приведено в прежнее состояние, они посадили Пожирателей за тот столик, где те сидели раньше, лицом друг к другу.

- Но как они нашли нас? – спросила Гермиона, смотря то на одного, то на другого. – Как они узнали, что мы здесь?

Она повернулась к Гарри.

- Ты… ты думаешь, на тебе всё ещё есть След?
- Не должно быть, - сказал Рон. – След исчезает в семнадцать, это закон, им нельзя пометить взрослого.
- Это то, что знаешь ты, - сказала Гермиона. А если Пожиратели нашли способ, как накладывать След и на семнадцатилетних?
- Но Гарри уже сутки не находился рядом с Пожирателями. Кто бы наложил на него След?

Гермиона не отвечала. Гарри чувствовал себя паршиво: неужели так их и нашли Пожиратели?

- Если я не могу использовать магию, а вы не можете использовать её рядом со мной, чтобы нас не засекли… - начал он.
- Мы не разделимся! – отрезала Гермиона.
- Нам нужно безопасное место, чтобы спрятаться, - сказал Рон. – Чтобы было время всё обдумать.
- Гриммолд Плэйс, - сказал Гарри.

Парочка уставилась на него:

- Не глупи, Гарри, туда может проникнуть Снэйп
- Папа Рона сказал, что они наложили закляться против него… и даже если они не сработают, - он сделал акцент, когда Гермиона попыталась протестовать, - то что тогда? Клянусь, сейчас мне больше всего хочется встретить Снэйпа!
- Но…
- Гермиона, куда нам ещё идти? Это лучшее, из чего мы можем выбирать. Снэйп – это только один Пожиратель. Если на мне всё ещё След, вокруг нас их соберутся толпы, куда бы мы ни пошли.

Она не могла поспорить, хотя всем видом показывала, что очень хотела бы. Пока она открывала дверь кафе, Рон выпустил свет из Делюминатора. Затем Гарри досчитал до трёх, и они произнесли над тремя жертвами заклинания. Прежде чем официантка или Пожиратели очнулись, Гарри, Рон и Гермиона обернулись на месте и исчезли в темноте ещё раз.
Несколько секунд спустя Гарри вдохнул полной грудью и открыл глаза: они стояли посреди знакомой маленькой и неопрятной площади. Высокие ветхие дома смотрели на них со всех сторон. Они видел дом номер двенадцать, потому что Хранитель Секрета Дамблдор рассказал им, где он находился. Они поторопились внутрь, проверяя по пути, не преследовали ли их. Они вбежали вверх по каменным ступенькам, Гарри постучал по входной двери палочкой. Послышалась череда металлических щелчков и звон цепочки, затем дверь со скрипом открылась и они поспешили переступить через порог.
Как только Гарри закрыл за собой дверь, старомодные газовые лампы ожили, разбрасывая мерцающий свет по всему коридору. Всё выглядело таким, каким Гарри это запомнил: зловещим, покрытым паутиной; очертания голов домашних эльфов на стене, отбрасывали зловещие тени на лестницу. Длинный чёрный занавес скрывал портрет матери Сириуса. Единственной вещью, которая стояла не на своём месте, была подставка для зонтиков в виде ноги тролля, которая лежала на боку, как буто Тонкс только что вновь уронила её.

- Я думаю, кто-то был здесь. - прошептала Гермиона, указывая на подставку.
- Это могло случиться, когда Орден уходил. - шепнул Рон в ответ.
- И где же эти проклятья, которые они наложили против Снейпа? - спросил Гарри.
- Возможно они срабатывают только тогда, когда он появляется? - предположил Рон.

Они всё ещё стояли вместе на дверном коврике, спиной к двери, боясь перемещаться по дому дальше.

- Что ж, мы не можем стоять здесь вечно. - произнёс Гарри и шагнул вперёд.
- Северус Снейп? - прошептал голос Грозного Глаза Грюма из темноты, заставяя их в ужасе отпрыгнуть назад. - Мы - не снейп! - успел прохрипеть Гарри, прежде чем что-то, похожее на вихрь холодного воздуха, просвистело над ним, и его язык завернулся вокруг самого себя, лишая его возможности говорить. Прежде чем он успел почувствовать то, что творится у него во рту, язык распутался обратно.
Другие, похоже, испытали то же неприятное ощущение. Рон издавал звуки, похожие на рвотные, Гермиона, заикаясь, произнесла:

- Это д...должно б...быть за...заклятие связывания я...языка, которое Грозный Глаз наложил для Снейпа!

Гарри осторжно сделал ещё шаг вперёд. Что-то двигалось в тени в конце зала, и прежде чем кто-то из них успел вымолвить хоть слово, высокая, зловещая фигура цвета пыли выросла из-за ковра; Гермиона закричала, как и миссис Блэк, занавес которой слетел; серая фигура плавно приближалась к ним, всё быстрее и быстрее, с волосами до пояса и бородой, развевающейся за ними, со впалым лицом, бесплотная, с пустыми глазницами. Ужасно знакомая, чудовищно изменившаяся, она подняла бесполезную культю, указывая на Гарри.

- Нет! - закричал Гарри, и, несмотря на поднятую палочку, не смог вспомнить ни одного заклинания. - Нет, это были не мы! Мы не убивали тебя...

При слове "убить" фигура взорвалась огромным облаком пыли. Кашляя, со слезящимеся глазами, Гарри огляделся в поисках Гермионы, которая лежала на полу у двери, закрыв голову руками, а Рон, трясущийся с головы до ног, грубо хлопал её по плечу, подбадривая:

- Всё х-хорошо... Оно у-ушло...

Пыль кружилась вокруг Гарри как туман, заслоняя синий газовый свет, пока миссис Блэк продолжала кричать^

- Грязнокровки, твари, ублюдки безродные, такой позор в доме моих предков...
- ЗАТКНИСЬ! – закричал Гарри, указывая на неё палочкой, и с грохотом и вспышкой красных искр занавески закрылись, утихомиривая её.
- Это… было… - прошептала Гермиона, пока Рон помогал ей подняться на ноги.
- Да, - сказал Гарри, - но это ведь был не он, так? Это сделали, чтобы спугнуть Снэйпа.

Сработал ли трюк или Снэйп убил это пугало так же беспечно, как сделал это с настоящим Дамблдором? Он всё ещё был на взводе, когда вёл своих друзей по коридору, ожидая ещё каких-нибудь ужасов, но ничего не двигалось, кроме мыши, бежавшей вдоль стены.

- Нам лучше всё проверить, прежде чем мы пойдём дальше, - прошептала Гермиона и подняла палочку со словами «Хоменум Ревелио».-Ничего не произошло.
- Спишем это на шок, - дружелюбно сказал Рон. – Что должно было произойти?
- Всё так, как я задумала, - обиженно сказала Гермиона. – Это заклинание, которое обнаруживает присутствие других людей, и в доме нет никого, кроме нас!
- И старого Дасти, - сказал Рон, бросая взгляд на то место в ковре, откуда вылез труп.
- Пойдёмте наверх, - сказала Гермиона, испуганно глядя на ту же точку, пока она поднималась наверх по скрипящим ступеням.

Гермиона взмахнула палочкой, чтобы зажечь старые газовые лампы, затем, слегка дрожа от прохлады в комнате, она присела на диван, обхватив себя руками. Рон прошёл к окну и отодвинул тяжёлые вельветовые занавески на пару сантиметров.

- Никого не видно, - сообщил он. – Думаю, если бы на Гарри всё ещё был бы След, они бы последовали за нами сюда. Я знаю, что они не смогут попасть в дом, но… что такое, Гарри?

Гарри закричал от боли: шрам загорелся, когда в его голове пронеслось видение. Он видел большую тень и чувствовал злость, которая не принадлежала ему, но она овладевала его телом, жестокая, но молниеносная.

- Что ты видел, - спросил Рон. – Ты видел его у нас дома?
- Нет, я просто почувствовал ярость… он очень зол…
- Но это могла быть Нора, - громко сказал Рон. – Что ещё? Ты ничего не видел? Он кого-нибудь проклинал?
- Нет, я просто почувствовал ярость… я не смог понять…

Гарри чувствовал смятения, а Гермиона лишь всё ухудшила, спросив испуганным голосом:

- Это снова твой шрам? Что происходит? Я думала связь прервалась!
- Прервалась. Ненадолго, - пробормотал Гарри, его шрам до сих пор болел, он чего ему было сложно сосредоточиться. – Я… я думаю, оно возникает, когда он теряет контроль, так было…
- Но тебе нужно закрыть разум! – нервно сказала Гермиона. – Гарри, Дамблдор не хотел, чтобы ты пользовался этой связью, он хотел, чтобы ты её оборвал, вот зачем тебе нужна Окклюменция! Иначе Волдеморт может понасадить в твоём разуме фальшивых картинок, помнишь…
- Да, я помню, спасибо, - сказал Гарри, сжав зубы; ему не надо было напоминани

Graffiti Decorations(R) Studio (TM) Site Promoter Система автоматической регистрации сайтов в
каталогах, рейтингах и поисковых серверах, 
услуги продвижения и рекламы сайтов
Архив записей

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 17

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • "Эльфия"
  • "Потерянный во времени"
  • "Живой Журнал"
  • "DARK ORBIT"
  • "Самиздат"

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Ты рокер - романтик...
    «Я говорю тебе про любовь».
    Если ты даже не говоришь про любовь, то тебя привлекает всё эстетичное и романтичное. Ты любишь смотреть на падающие звёзды в августе и чувствовать таяние снежинок на губах в феврале. Твоя романтичность привлекает к тебе особ другого пола, главное не потеряться в собственных ощущениях от мира.


    Copyright MyCorp © 2019Бесплатный хостинг uCoz